• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сказка (список заголовков)
10:11 

Рождественские сказки

Нормальность в этом мире неуместна.
08:59 

Серая равнина

Нормальность в этом мире неуместна.
Свежепоявившееся событие пузатым клочком влажного тумана вязко запрыгало по давно остывшим следам босых ног, беззвучно поднимая слежавшуюся взвесь. Пепел, серый и перекаленный, с видимым удовольствием взмывал в воздух, задумывался на время, и передумав все, о чем только могут думать облачка пепла, ложился обратно, зализывая четкие края следов.
Аттори сидел на бревне и ждал. Общеизвестно, что если хочешь какого-нибудь события, то сядь и подожди его, а то ведь оно так за тобой целую вечность может таскаться и так и не нагнать. читать дальше

@темы: сказка

07:54 

Пестрый флейтист.

Нормальность в этом мире неуместна.
Чтоб не потерять.

Дорога тянулась узкой пыльной лентой, уже который день пытаясь завязаться узлом на грязных щиколотках. Шиповник тянул свои подрагивающие ветки, оставляя на полуголых ногах широкие мазки от проступающих царапин, наливавшихся алыми бусинами. У музыканта сводило живот, но еще раз решиться, и съесть кислой незрелой падалицы с диких яблонь он не хотел. В прошлый раз от этого стало только хуже.
Потянуло дымом. Человеческим запахом - подгорающего сбежавшего молока, прогорклого жира, которым скорняк натирал выделываемые шкуры, сытной кашей с гусиными шкварками. Почему-то, флейтист был уверен, что шкварки непременно гусиные, и хоть ты лопни пополам.
Еще пара поворотов и вдали показались домишки предместья. Корявые и не очень, сначала разбросанные вольготно, а потом прижимавшиеся все ближе и ближе, пока, наконец, не начавшие лепиться к городским стенам. Отшагавшие не один десяток миль ноги гудели от усталости, а пестрый лоскутный плащ не грел совершенно. Подбиралась осень и иногда становилось весьма и весьма свежо.
Музыкант завернул мимо плетня, украдкой дернул незрелый кабачок, высунувшийся за забор и сунул в котомку. Постучал в дверь под неровной доской с намалеванной на ней кружкой. В ответ на просьбу остаться и поиграть за еду и кров хозяин молча ткнул пальцем в прибитый на стене листок. Листок возглашал, что с в связи с... вводится траур по... и сроком на три месяца запрещены любые увеселения в лице шутов, артистов и миннезингеров. И нет, помощники ему не нужны. И иди-ка ты, добрый человек...
Флейтист шатался по городу, мрачнея с каждым шагом, пока наконец не вышел к ратуше. К очень знакомой ратуше. Несколько крупных крыс шмыгнуло под ногами. Нахально, даже медлительно. Явно, ничего не боясь. Музыкант подошел к стене на которой прочел очередной щедро уляпанный печатями листок. Вознаграждение от магистрата. Крысы. Желудок свело.
Пестрый флейтист оторвался от стены и шагнул в двери ратуши славного города Гаммельна. Добро пожаловать домой.

@темы: сказка

23:12 

Нормальность в этом мире неуместна.
Торговец ещё толком не разложил свой товар на прилавке, когда показался первый покупатель. Парнишка в пыльной одежде тяжело дышал - небось, так и бежал всю дорогу.

- Это я, помните... - начал он, переводя дух. - Я у вас на прошлой неделе...

- Помню, помню, - добродушно пробурчал в усы торговец. - Я тебе продал чудесные зёрна. Ну как, парень, победил великана?

- Какого великана? - оторопел паренёк. - Ещё и великан будет?.. Да нет, я не об этом. Из ваших зёрен репа у меня выросла - большая-пребольшая...

читать дальше
(с)

@темы: сказка

02:34 

Серая равнина

Нормальность в этом мире неуместна.
Времени у Аттори оставалось немного. То тут, то там, теряясь по каплям, по крохам, по песчинкам, оно незаметно растрачивалось, пока вот, наконец, Аттори не остался с одной единственной почти пустой флягой. Он сел прямо в пепел, зажав древко копья между колен, и задумчиво протряс флягой. Оттуда вопросительно булькнуло. Аттори наклонил голову и прижался ухом к проминающемуся округлому боку. Булькнуло еще раз, но уже тише, и как-будто бы извиняясь. Тогда он кивнул важно, поняв все и сразу, провел пальцем по древку, занозил его и сунул в рот.
До часа Желтой Гиены оставалось еще пара хрустов в спине, а выходить накануне этого часа считалось дурной приметой. Не плохой, а какой-то бестолковой. Аттори пошевелил пальцами в пепле и в спине долгожданно хрустнуло. Раз, другой и фляга нетерпеливо прижалась к бедру. Ей тоже не хватало времени.
Каждый раз отправляясь в час Желтой Гиены, Аттори собирался мерять время в чем-то более солидном и увесистом. Например, в кирпичах или булыжниках. Но время, смеясь и над ним, и над старой флягой, все равно сбегало, утекая сквозь пальцы и крохотные прорехи в такой живой коже.

@темы: сказка

01:31 

Серая равнина

Нормальность в этом мире неуместна.
Высохшие и осыпавшиеся кусочки так никогда и не реализованных желаний. Тягучая, вязкая патока времени липнет к пальцам и растягивается, не желая отлипать.
Я давно уже перестал мерять время в днях. Я меряю его в катышках свалявшейся шерсти на рукаве рубашки. Она такая реальная, эта рубашка. Уже с пару десятков стряхнутых с пальцев комков времени она реальна. Шерстяная, в крупную клетку, с колючим воротником, натирающим шею. О, это невыносимое блаженство - зуд в растертой коже. Мне даже показалось, что я случайно расцарапал щеку и царапина все еще там, не исчезла, как исчезает все. Я не могу ее нащупать, но я уверен, она должна там быть.
Губы сохнут и трескаются от сухости, я тянусь облизать их, но на ощупь они гладкие.
Колени подламываются, роняя меня в вездесущий пепел. Мимо проходит кто-то, присматривая себе новое лицо. Старое он несет с собой, помахивая им небрежно на ходу и роняя с него капли крови. Лицо кривляется и гримасничает - наверное, не хочет на свалку, или куда там они девают ненужные лица.

@темы: сказка

23:57 

Серая равнина

Нормальность в этом мире неуместна.
Мне, кажется, снился сон. Я не знаю, могут ли в этом, лишенном реальности месте сниться сны, но все же, все же... я почти уверен, что видел его. Каждый вечер отмеряемый моей очередной смертью приводит меня на серую равнину. Она не менее реальна, чем сам город, но и не более. Меньше, больше, реальность, бред... Все эти слова уже давно потеряли смысл и теперь катятся бессмысленными капельками звуков по языку. И хочется поймать их губами, сглотнуть, впитать в себя, постичь их значение, но они оставляют язык сухим, а голову пустой, не задерживаясь и падая вниз.
По этой чертовой равнине, об которую даже невозможно разбить в кровь кулаки, чтоб почувствовать такой настоящий, густой, солоновато-пряный привкус струящейся в жилах влаги. А есть ли она в этом теле? Все органы чувств то кричат, что нет, невозможно, чтоб она была там, только сухие пленки высохшей и свернувшейся крови точно в песочных часах пересыпаются внутри меня при ходьбе, то... то глухие удары бьют в висок, отмеряя шаги пульсом, точно метрономом.
Он, такой живой и настоящий. Я видел его, касался, говорил с ним. Эта равнина прогнулась под тяжестью его реальности и выплюнула нас с ним наверх. Воздух. Эти несколько минут я дышал. Сердце колотилось как сумасшедшее, убеждая меня изо всех сил, что я все-таки жив. Был ли это и правда мелкий, или это очередное издевательство, так искусно вплетенное в мое существование? Он был чертовски настоящим и надежда, почти атрофировавшаяся за ненадобностью, возгорелась от этой искры. Я верю и не верю.
И теперь истошный вопль за окном, вырывая меня из серой равнины, застает отблеск слабой улыбки на губах. Где наша не пропадала? Прорвемся.

@темы: сказка

01:17 

Серая равнина

Нормальность в этом мире неуместна.
Что есть Ад? Серая промокашка ненастоящего неба над равниной твоих воспоминаний. Белесый пепел, покрывающий твои ноги с каждым шагом. Шагом из ниоткуда в никуда. Вечность за вечностью, проходящие без смысла и без цели.
Зачем тебе руки? Тебе нечего ими держать. Зачем тебе ноги? Тебе некуда ими идти. Зачем тебе глаза? Тебе не на что смотреть.
Но шаг за шагом ты взбиваешь пепел, который сухой коркой оседает на твоих губах. Упрямство - это единственное что у тебя осталось. Тебе не надо есть. Ты не можешь спать. Ты закрываешь глаза и видишь все тот же проклятый пепел под картонным небом.
Что есть Рай? Твои воспоминания, за которые ты цепляешь истошно и неудержимо. Твои вехи, твоя опора. Память, память и упорство - это все, что у тебя осталось.
Из проржавевшего крана с хрустом вырвался ржавый смрадный воздух. Изогнутая хромированная труба прохрипела, агонизируя, что-то невнятное, и сплюнув ком вязкой бурой массы в загаженную раковину, успокоилась, тихо шипя, как гадюка, которой наступил на хвост слон - и не убежать и не укусить.
Беззвучная площадная ругань. Вот уже минимум с полвечности он просыпался с надсадным воплем с улицы - под окном кого-то убивали. Поперву он дергался бежать, спасать, бороться, но... Это была одна из привычек, которую он изжил первой. Бессмысленно. Так же отмерла привычка заговаривать с теми, кто ходил по улицам, даже будь они один в один похожи на людей, а не на порождение больного рассудка. Несколько раз умерев и проснувшись от предсмертного вопля под окном, он перестал приставать к посторонним. Единственное от чего он так и не смог отвыкнуть, это от глупой надежды, что у него хоть раз получиться умыться в то время, которое он решил для себя считать утром.

@темы: сказка

01:56 

Сказки Серой равнины...

Нормальность в этом мире неуместна.
Аттори шел по серой равнине, проламывая босыми пятками похрустывающий наст солоноватого пепла, и нес лицо на острие копья. Лицо гримасничало и разбрасывало алые брызги, упорно ложащиеся пиктограммой хромого шакала, покровителя 12 и 16 минут белесых сумерек. Лицо не хотело быть на острие копья, но и боялось с него соскользнуть. Тяжелое ватное небо впитывало дыхание Аттори и с любопытством созерцало витую цепочку следов, оставленную босыми пятками и подшерстком хромого шакала.
За пыльными сумерками близились белесые и Аттори сменил руку, державшую копье. Пройдя еще четыре десятка шагов, он отшвырнул беззвучно взвывшее лицо в третью слева от себя кучу пепла, выкопал из собственного следа пару печеных яблок, и, швырнув одно из них в охвостье алого грача, с удовольствием захрустел оставшимся. Зачерпнул свободной теперь ладонью горсть серовато-жемчужной взвеси и втер семью круговыми движениями в багровый комок запекшихся мышц. Пепел набряк влагой, впитываясь и нарастая новым, другим лицом, взамен опостылевшего.
Кажется, собирался дождь...

@темы: сказка

Chateau la chatte

главная